Меню

Шакарим Кудайберды улы №№ 37,38

№ 37. Стр.100(“Ей, жастар! калай дейсiн бул дуние...»).

О, младость! Что значит этот мир, 

Какое чудо создало это всё?

Коль то явленье было бы бездумно и бесцельно,

Откуда же в нём столько силы, знаний и ума? И есть ли равное ему? 

И нет здесь ничего, что было бы ни к месту, все до песчинки,

Так удивительна она -

Огромная и мощная машина.

Подумай же, ведь это всё перед тобой,

На то глаза даны.

Чистейший, Высший  Ум есть главная причина,

Ведь у наполненного смыслом и все дела

Разумны.

Создатель совершеннейший и есть Хозяин,

О силе, и уме, о мастерстве

Его деянья говорят.

Так чьи ж это дела, как не того, кто Идеален!

Не стану я запугивать тебя законом 

Иль властью за твои мысли,

Не называю, словно муллы 

Неверным сатаной.

И если ты не понял слов моих, 

не веришь им,

Прошу разумно оспорить моё мненье.

Не думай, что коварство, лень,самонадеянность и зависть,

К родным озлобленность,

Тебе порукой смогут в этом стать.

И что ответишь совести своей,

Коль Истину ты б исковеркал

И преподнёс неверно?

Хоть и твердишь, что бога нет,

И дня последнего приход повергнуть в страх тебя не может,

Так знай, что честь твоя и совесть,

Не смогут тебе быть попутчиками в этом. 

("Думы на горе" написано в 64 года)

 

№ 38 стр. 101Ерiншектен-салактык...»).

Неряшество  бежит за ленью по пятам,

Ну а за ней вослед невежество спешит...

Вот так теряют совесть, говорят,

Одно другое породив.

 

Ведь лень и чистотой не блещет,

Не в состоянии и рук своих помыть.

Нет ни познаний, ни стремлений к ним,

Нет и желания в себя всмотреться.

 

Коль есть желанье встать,

Тебя к постели повернет.

«Да все ж такие, как и я, и что ?»,

И станет в том оправдывать себя.

 

И так тебя к себе привяжет,

Не в силах будешь встать!

И не позволит сделать 

что-то полезное тебе,

И будет все к бездумному тянуть.

 

«Не  я ли есть терпение твое?

Покой твоей измученной душе,

Ведь смерти час уж не настал,

К чему такая спешка здесь?

 

Вот поторопишься и людям на смех,

Не стоит так спешить,  ты лучше  отдохни,

У бога много дней, поверь,

И завтра сможешь сделать это.

 

Довольствуйся же тем, что есть,

И посиди в покое и блаженстве.

А если что-то не получится,

Так ничего, исправить можно все потом.

 

Зачем спешить, ведь нить с иголкой под рукой,

Куда ей убежать?

От спешки той нет толку никакой,

И все найдется, коль время подойдет».

 

Коль с ленью ты останешься  такой,

И ни к чему стремиться не  захочешь,

Так значит все, конец тебе,

Ты стал рабом ее и нанят был лежать!

 

Ведь  дел у нас так много, 

И надо с юности привыкнуть к ним.

И знай, коль есть стремленье  разума к познанью,

То лень уж тут сидит, коварная, и ждет.

 

И вот опять дает тебе совет,

Все больше наседая на тебя:

«Ведь я же правду говорю тебе,

Сиди же, будь смиренным.

 

К чему же смолоду так горячиться,

В дерьме  возиться и вообще…

Ведь это же судьба, и не перечь ты ей, 

Сама и выведет она тебя на путь.

 

Прислушайся ж к моим словам,

Ведь я же пользу говорю.

Не следует загромождать страданьями себя,

Когда возможность есть повеселиться.

            

И неужели думаешь, что все страданья эти,

Перенесет твоя душа?

Ведь не оставит же господь без трапезы свое творенье,

Не стоит против Бога тебе идти, мой друг".

 

Приняв слова такие без сомнений,

Смирившись с ними, знай,

Что так вот и уйдешь, оставшись без познаний,

В невежестве и в темноте погрязнув.

 

Прошли года, чтоб этих слов,  

понять весь смысл, 

Напился я вина и весь туман исчез.

Ушла и лень, что так настойчиво стояла над душой,

Ни с чем ушла, поникнув головой.

 

Ловушка лени – знай себе лежи без дела,

Смирись и спи, как будто надо так.

но если кто-то  пойдёт за ней вдогонку,

Так знай, что богом проклят он!

 

Вреднее нет для знатока того, 

чтоб дела доброго не оставить за собой.

А коль уж влезет лень, так знай,

Что будет так расти, с годами нарастая.

 

И треснет так тебя однажды,

Коль полностью впитается в тебя.

И срежет всё: познания, служенье Богу,

Бразды правленья в руки свои взяв.

 

А коль начнешь сопротивленья дух растить,

Так вдруг поднимется как буря,

Сама и скажет и ответит за тебя.

А те, что в этом уж погрязли,

Покоем для души то назовут.

 

Не это есть покой души,

Душа не может быть рабою тела.

Ведь сам привязываешь к ней себя, 

Успокоенье для души совсем иное! 

                                              («Лень»).