Меню

Шакарим Кудайберды улы №№ 69,70,71

№ 69.стр.167.(«kазаkтын ен жаксысы...»).

Вот те три страсти, 

которым поклоняются казахи:

Богатством хвастовство, 

еда и сплетни.

 

Коль молодой, богатый и сидит у власти,

Готов он будет опьянеть, тщеславием пленясь.

А если уж запретное завидит вдалеке,

Не постесняется, чтоб душу тем наполнить, 

И будет тем доволен.

 

Сердца их дьяволом влекомы,

Стремятся только к хвастовству, в грязи купаясь с головой.

И можно ль после этого к достойному примкнуть,

Коли грехом наполнен до предела?

 

Язык так сладок их, душа же ядовита,

Глаза б мои не видели такого.

И все они сидят у власти, коварные плуты,

И хитростью нашли  себе подобных.

 

И ведь один второго другом называет,

И просит он, чтобы врага дорогу подстерег.

А сам тем временем, вдруг разожжет огонь руками друга,

Ну а потом, сидит себе спокойно,

Как будто невдомек ему.

 

«Иди же впереди, я за тобой пойду,

А если уж убьют, я кровью отомщу, и не уйти такому от меня!»,-

Вот этим и живут они,

Как будто должно так.

 

Впитали грязь в себя как воду,

Коварством, промышляя каждый день.

И пролежит вот так всю жизнь,

Закрыв глаза невежеством и пьянством.

 

Как будто он лишь для услады чрева был рожден,

А если надо, то и честь свою продаст.

И вертится как будто бы сорока, что прыгает на ветке,

Готов в белье он грязном рыться в каждом доме.

 

Ты посмотри на наших суфиев[1]

Сердца которых лживостью полны,

А души их непроницаемы как камень,

И нет в них ничего мужского.

 

«Ну, кто посмеет упрекнуть меня ?»-

Чванливо заявляет он.

"И вот та вера, что придерживаюсь я"

(И не поймет, глупец двуличный, 

Что вера таковой быть не должна).

И не подумает,невежа, кто есть на самом деле он,

Ведь сердце копотью покрыто у него.

 

И сколько бы не говорил тебе, 

И сколько б тайн не разъяснял,

Ты все твердишь своё, глупец.

Горит в том сердце страсть,

И всё никак потухнуть не желает!

 

Смешали с грязью Истину они,

И как всё это в сердце поместить?

Ведь и других заставят делать то же,

Женоподобному  под стать стремление такое.

 

Пусть хоть стократно в благе пребываешь ты,

И тем до глубины души доволен, но все равно, 

так знай же, хоть  сердце у тебя одно,

Но всё же ты женоподобный.[2]

 

Ох, как же зол твой дьявол на меня,

Готов меня смешать он с грязью!

Ну что поделать, язык ведь не отрежешь мне,

Коль правду говорить есть право у него.

 

Я буду до конца с тобой бороться,

И в ложь твою поверить не смогу,

И вылечу твое больное сердце,

Своим горящим языком!

 

Я не отдам тебя, о человек, врагу,

И срежу проклятому путь, коли застигнуть хочет!

У разума есть правило одно, 

Что излечить  поможет,

Женоподобного глупца.

 

Избавлю я тебя от палача, что сатаной зовется,

Очищу я твою больную душу!

Я выполню обязанность свою, 

Коль есть такая вера в моём сердце!

 

№ 70.стр.170.(«кайгылынын iшiнде жанар жалын...»).

Горит огонь страданий, у страждущего в сердце,

И пламень его боли не может не задеть друзей его.

Старался я исправить свой строптивый нрав, 

Что столько  мне принес несчастий.

В стремлении своём я мог и вас задеть, друзья мои,

Простите же меня.

 

О, не ругайте же джигиты вы меня,

За то, что на язык так зол.

Заденет всех рассерженная речь, что сожалением полна.

За прошлые грехи, потерянные годы -

Щемит моё растерзанное сердце,

Как больно мне за то!

 

Лишь речь моя звенит, страдая,

Ведь не свободен я, так велено Всевышним.

Моё отравленное сердце и злой язык

Молчать не могут,

Сдавила боль меня и ярость!

 

Коль хочешь знать, мои слова тебе лекарством могут стать,

Досадно будет если мысль свою

Я донести вдруг не смогу как надо.

И если попадёшь в глубокий омут ты,

Я крикну: «Отойди!» и так спасу тебя.

 

Как тяжела моя болезнь и моя ноша!

Вы спросите когда я стал таким?

Коль будет суждено перенести вам то, что я  постиг,

Поймёте вы, что значит легкомыслие и глупость.

 

И если так пройдёт вся жизнь твоя бездумно, беззаботно,

И если силы все твои уйдут бесцельно, словно сель,

За хвастовством стремясь, что гложет всяческих партийцев,

Заполонивших степь,

Ты горько будешь сожалеть об этом, 

Как и я!

 

Не верь же тем говорунам, их ложному пути!

Ведь ищущий всегда найдет себе дорогу.

А коли нет, так сожаленью твоему конца не будет,

Когда наступит время у себя спросить:

«К чему всё это? В чём же цель моя?» -

 

И нет для вас сейчас ни одного, кто был бы меня хуже,

Ведь слово горькое моё задело сильно вас.

И если вдруг и вам придется призадуматься над этим, как и мне,

(Коль вам глаза открыть угодно будет богу),

И лишь тогда поймёте вы,

Врагом я был для вас иль другом.

 

Ведь это я сейчас так над народом «измываюсь»,

Коль каждый год пишу о нём я правду.

Я к сердцу твоему взываю,

И ты к нему прислушайся,

И взвесив все свои слова,

Попробуй мнение моё оспорить.

 

Что делал всё  для хвастовства,

Что ярости и страсти посвятил свою судьбу

Что жизнь свою отдал на откуп лени,

С партийцами связав себя.

 

Коль будешь хвастуном, лентяем, пустомелей,

И превратишься ты в невежу,

Стремясь за властью, 

Политикой занявшись,

То станешь хуже зверя ты.

 

Тогда, мой друг, не обижайся на меня!

Ведь умный человек всегда поймёт,

Когда его на место ставят.

Избавься же от грязи и честь свою храни,

Господь того не бросит, кто жизнь свою на верный путь направит.

 

И если ты достоинство сберечь желаешь, не будь глупцом, 

Чем раньше ты уйдешь от них, тем лучше для тебя,

И сердце твоё чистое должно понять всё это.

Но если  будешь продолжать, так поделом тебе -

Ты псом смердячим станешь, со всеми остальными псами!

 

Сказал я горькие слова, ругая нрав народа,

Ты должен сам понять и взвесить всё,

В чём прав я или нет.

Но если ты найдешь, хоть что-то лживое в моих словах,

Так грязью и облей меня, 

Коль злостью ты наполнен и

Отомстить желаешь!

      («Жизнь полная сожалений»).

 

№ 71.стр 173.(«Кай жолдассын, айтшы, сен...»).

Скажи, какой же ты есть друг,

Коль человека убиваешь словно зверя?

Тебе ценнее  кровь людская,

Чем молоко, которым матерью ты вскормлен был! 

 

А жизнь ведь держится на тонкой нити,

Подумай о душе своей.

Раз суждено нам жить в такое время,

То есть причина, 

Что Свыше нам дана была,

А коли так, не стоит рисковать, смирись же с ней.

 

Когда приходит мирный час,

Так знай, что это милость божья.

Нам не дано понять всю суть вещей,

Не знаем мы, что будет дальше.

 

Не опирайся же на силу и коварство,

Они помочь тебе не смогут в этом деле.

Диктует время нам своё, 

Приказу следовать смиренно, обязанность людская.

 

Ведь наша жизнь, как будто сон,

Как призрачный мираж.

Желанья разные внушив,

Заставит нас идти за ними.

 

Мы часто думаем, что сон есть верный путь,

Но разве можно Истину забыть?

Как можно раздирать народ на части,

И честь свою забыть?

 

Не осуждай того, кто носит свой залатанный чапан,

Ведь внешность не всегда есть правда.

И каждый скосит то, что сам посеял в этой жизни,

Ты лучше о душе своей подумай.

 

И не тебе судить о том, кто плох, а кто хорош,

Ведь каждый сам несет свою поклажу,

 И если скажет кто-то: «Я вполне здоров!»,

Вредней того нет ничего на свете. 

 

Лжесуфии и муллы всё ждут, 

то райское вино,

Что им преподнесут,

Безумец же  всё пьёт 

свой опьяняющий напиток.

 

Ведь только сам Хозяин дома,

И может знать, что спрятал за завесой.

И станет путь прямым лишь у того,

Кто испытания пройдет достойно! 

(1919 год)

 



[1] Речь идет о лжесуфиях, догматах.

[2]Мистики, истинные суфии называют догматов от веры женоподобными.