Меню

Шакарим Кудайберды улы №№ 93,94,95

 

№ 93.Стр.227.(«өмiр үйiн тұрғызам деп...»).

Дом жизни я хотел построить,

Взамен же тысячи домов я поломал,

То кирпичи я собирал, то балки,

Да вот основу вымочил в воде.

 

И ради выгоды своей я так старался,

чтобы себя спасти. 

Людей обидел многих,

Отняв у них всё то,

Что им по праву полагалось,

И многие невежи слезами обливались.

 

И коль получится одно, опять ломал, 

И брался заново за то,

Избрать иной, стараясь метод.

И столько планов начертил,

Казался каждый мне отменным.

 

И как лжесуфий кланялся,

Одев  тюрбан, скрывая лицемерье.

Накинув  на себя завесу,

Играл я в справедливость

И ложью выкрасил лицо.

 

И радуется страсть моя,

Что назиданья выполнил её.

И всё никак не мог 

со стороны я посмотреть,

Чтоб к Истине себя направить.

 

Однажды вдруг вина  я выпил, 

И тут пришла Любимая, сверкая  ясным Светом.

И впав в глубокие раздумья,

Я пьянством был отравлен!

 

И молвило вино: «Вся жизнь твоя – коварство,

Что сделал, посмотри!

И скольким людям пользу ты принёс,

И сколько шуму ты наделал?»

 

И тут передо мной прошли все умершие души,

Так много злобного я делал в этой жизни.

И лишь презрение увидел в их глазах,

И каждый был готов в лицо мне плюнуть.

 

Я вспомнил все грехи, которыми покой нарушил,

И обессилел я тогда, 

и загорелась от стыда душа всё воспоминая,

И как оставить может то меня  в покое?

 

Моя седая голова, не смей же трезвой быть!

Я раб вина, чем разум свой спешу я затуманить.

И пусть плюют, и мстят мне все,

Наполнив кровью мысль мою!

 

С трудом пришёл в себя 

Так тяжелы мне думы показались те.

Но вдруг пришла Любимая моя,

Чтоб, бедолагу  пощадить 

И посочувствовать ему, наверно.

И милосердье, проявив ко мне такое,

Любимая в награду дом жизни мне вручила!

        («Моя вера», написано в 70 лет).

 

№ 94. Стр.229.(«өмiр сырын көздесең...»).

Коль жизни хочешь ты открыть секрет,

Так отрекись ты от себя -

Любимой поклонись!

Коль хочешь ты найти таинственный тот город,

Красивый твой дворец помехой будет в этом.

 

Твой трон – железные оковы,

И недоуздок твой, лишь счастье для тебя.

И яд, что выпьешь ты, лишь радость принесёт тебе,

И откажись от наживы, 

от хвастовства и блага!

 

Что родич он тебе, иль близкий,

Не все ль равно, не стоит каждого считать «своим»,

И откажись от тех дерущихся "зверей",

Что рвут на части один другого.

 

Самонадеянные хвастуны, что за наживой бегут,

Им Света не найти, так знай же это!

Слова Любимой Кораном сделай для себя,

И откажись от тёмной  веры, запутанных законов догмы.

 

Учёные, не верящие в бога 

Что мнимой истиной прикрылись,

Религиозные догматы, что с книгою святой в обнимку ходят,

/Таким и смысла нет, что-либо объяснять/.

Чем больше ты им дашь, 

Тем больше у тебя и заберут,

Беги же ты от них, хвастливых лицемеров.

 

Твой ум пророком станет пусть тебе,

И он найдёт ту верную дорогу.

Уйди же ты от пыли и неверия,

Среди чего и потерялся лжеучёный.

 

И лишь невежество врагом пусть станет для тебя,

Ты пей вино, чтоб опьянеть.

Открой же ты глаза свои 

лучом Возлюбленной своей,

И откажись от мнимой красоты!

 

Но коль не понял заповедь мою,

И если мысли все мои не по душе тебе придутся,

И если бренность и никчемность 

так дороги тебе,

Так оставайся в затхлой темноте 

Не подходи к моей Любимой!

      («Моя вера» написано в 70 лет).

 

№ 95.Стр.231.(«ортейiн деп отка комдiм...»).

Своё растерзанное сердце в огонь я бросил,

Чтобы сжечь его,

Но огненное сердце не сгорело!

И душу я отдал Возлюбленной своей,

Но отвернувшись от  неё, 

Сказала мне, что взяток не берёт.

 

Всё драгоценное, что я собрал за это время,

И душу, веру, тело – всё,

Я ей отдал, пожертвовав собой, 

и ведь тогда не обернулась,

Любимая моя!

 

Я оживал, когда  она бросала взгляд,

И умирал, коль не посмотрит на меня.

На этот раз ты милости не проявила,  

Не излечила ты меня,

Теперь надежды не осталось.

 

И здесь я понял, что за этим 

Тайна кроется одна,

Ведь не заметил я её когда-то:

Соединиться, чтобы умереть

И  раннее  лишь метод был, 

Лишь обманула она меня.  

/чтобы приблизиться к мечте/.

 

Как только умер я, Любимая со мной соединилась,

Один лишь рай я предпочёл.

И мне навстречу вышли Лейла и Меджнун,

Чтоб угощенье получить,

Ведь позаботились они об этом.

 

Влюблённым истинным нельзя назвать того, 

Кто был живым соединён,

Что можно лишь назвать прелюбодейством – не любовью.

Такой влюблённый Истине врагом быть может,

И в рай не попадёт!

 

И даже свойства изучив своей Любимой,

Пока же не умрёт вся страсть твоя,

Своей любовью ты её не называй.

Ведь Истина не может быть довольна этой страстью,

Так как наполнены лишь ложью все слова твои.

 

К чему так лгать, Любовью Бога называя,

/Коль ты другого любишь  и пребываешь ты в мечтах о нём/,

Однажды то ударит в грудь тебя.

Кто не поверит Истине сполна,

Тому страдать придётся сильно! [1]

     («Моя вера»  написано в 70 лет).



[1] Речь идет о первом состоянии транса (ложное таджалли), ассоциации с земным планом (см. в предисловии)