Меню

Шакарим Кудайберды улы № 17

№ 17 стр.43. Ашылган коз тура ма бiр зат кормей...»).

Прозревшие глаза не смогут не увидеть,

Всю истину вещей,

И в изумленье разуму дадут об этом знать тот час.

Коль и смотреть ты вовсе  не желал,

Поставит пред тобой, как гром средь бела дня.

Вот так  прозревшие глаза души,

В раздумьях пребывая, сквозь тернии, с трудом прокладывая путь,

Познают Истину, разбудят и укажут,

Покой забрав, заставят говорить.

И коль из разума посыплется вдруг жемчуг мысли,

Кто выдержит, всё это не собрав?

И если ты приложишь в том усилье,

То дело будет спорится тогда.

А человечество все будет следовать привычке,

Как будто должно быть тому.

Коль раз гадалка бросит кости,

То непременно, вдруг, знахаркой станет иль шаманом,

И станет так "посланья Свыше" получать.

Рука, привыкшая закалывать овцу,

Не преминет опять об этом вспомнить,

Как  конекрад, что с легкостью угнал косяк.

Вот так идет за рюмкой рюмка,

И анаша в конце концов возьмет своё.

Коль вдуматься, то всё влечение 

и страсть замученной души,

Остановись же и не гонись  за ней!

А ведь немного времени спустя,

Желание твое все больше возрастет,

Как в руднике находят что-нибудь –

Чем дальше, тем всё больше.

Вот так и ты сожмешь всю землю в свой кулак,

Как будто бы ценней твоей души,

Нет ничего на этом белом свете.

И джин есть джин, и увлечение,

И страсть, и пьянство – джин.

И песня тоже джин, коль мучает тебя.

Да, поистине азарт в покое душу не оставит,

И будет биться в ней, желая высказать себя.

Конечно без влеченья и желанья,

И наша жизнь была бы так скучна.

И человек, в конце концов, зачахнет, как без воды цветок.

Но есть так много тонкого в стремленье,

И надо нам понять и различить в нём верное:

Чего в нем слишком много

чего в нём не хватает.

Чем не был бы ты увлечен и занят,

Всегда добро, любовь держи в душе своей -

Учи людей хоть строгостью, хоть лаской, 

Но вот к коварству не стремись.

И та любовь ко всем,

Пусть станет искренней,

Не будь двуличным, перед собой будь чист.

А коль стремленье есть в душе,

К корысти и к коварству,

То вспомни о последнем дне,

Когда нам всем уйти придется.

Подумай, коль с тобой бы также обошлись,

И помни, что они ведь тоже люди.

«Коль любишь бога, люби и человека»,

И пусть любви девиз останется с тобой.

И пусть стремление твое лишь так

Проявится, мой друг.

И добрых дел твоих пусть будет много,

Не будь ленив, и страсти усмиряй.

«Не делай ты того, что делает мулла,

А только лишь к словам прислушайся его»,-

Ведь так у нас в народе  говорят,

И поделом, ведь честь беречь нам смолоду пристало.

Не говори, что слов моих не понял ты,

А коли не поймешь, так сделай честь –

Прочти еще и призадумайся, мой друг.

И мысль, и песня, стремление к богатству,

И каждое из них влечёт к себе и доведет однажды человека.

Коль силы все уйдут, то старость неизбежна,

Вот мысль моя уж постарела, а я живу еще.

И нет других стремлений у меня,

Ведь не уйти нам всем от смертного одра.

Но что ж поделать, 

коль только рассужденьями такими 

могу отвлечься я, 

и этим душу успокою.

          (“Любовь и азарт”).